avangard-pressa.ru

Тема 2 Синхрония и диахрония - История

Закономерности в языке могут быть синхронические и диахронические.

Диахрония — это изучение процессов, исторически присущих языку. Например, в XIII— XIV вв. в русском языке шел процесс изменения конечных звонких согласных в глухие. После падения редуцированных гласных впервые в русском языке на конце слова оказались звонкие согласные. Было: морозъ, садъ — с гласным [ъ] в конце. После исчезновения [ъ] осталось: мороз, сад — согласные [з], [д] произносились звонко. Постепенно, медленно, шаг за шагом шел процесс оглушения: [з] превращалось в [с], [д] превращалось в [т]. Вначале такое произношение появлялось редко, в виде оговорок. Постепенно оно становилось распространенным у часто употребляемых слов и лишь потом охватывало и другие. Возможно, артикуляция сперва была полузвонкой и лишь только после этого полностью глухой. Колебались нормы: одни произносили моро[з], другие — моро[с]. Постепенно возобладало произношение с глухими согласными в конце, которое существует и в современном языке: моро[с], са[т]. Диахроническая закономерность заключалась в том, что все звонкие согласные на конце слова превратились в глухие.

Синхрония — это изучение отношений между единицами языка в одну определенную эпоху (т. е. в пределах существования именно этой системы).

Единица синхронического анализа синхронный срез. Это период, в который определенная подсистема языка не претерпевает заметных изменений (для лексики — 5 лет, для синтаксиса — 100). По образной характеристике Э. Косериу, синхронный срез — это "фотография движущегося поезда", т. е. язык постоянно развивает­ся, но ученый зафиксировал какой-то этап этого движения.

Сравним: роза — много роз, морозы — мороз, влезу — влез, грызу — грыз, два раза—много раз... Мы замечаем: перед гласным— [з], на конце слова— [с]. Таков закон современного русского языка: на конце слова звонкие согласные чередуются с глухими. Процесса нет. Есть отношение: роза — роз, кожа — кож, трава — трав... Здесь одинаковые отношения: [з] : [с] = [ж] : [ш] = [в] : [ф]... иначе говоря: звонкий согласный перед гласным чередуется с глухим согласным на конце слова.

1. Что понимается под развитием языка.

Изучение языка как исторически развивающегося объекта и основных особенностей языковых изменений является важным аспектом исследования форм существования языка, оно тесно смыкается с описанием его сущностных характеристик. Естественно в связи с этим, что подлинное понимание природы языка невозможно без постижения разнообразных типов движения, которые в нем наблюдаются. Хотя в целом понятие движения в языке не может быть сведено к понятию языковой изменчивости, наиболее наглядно языковой динамизм проявляется при рассмотрении языка во временной, исторической перспективе. Сравнивая две последовательные стадии в развитии одного и того же языка, мы обязательно обнаружим те или иные расхождения между ними.

Функционирование и развитие языка предполагают друг друга: развивается язык функционирующий, функционирует язык развивающийся. Если язык перестает употребляться, он умирает.

Важно отметить, что развивается не только язык, но и законы, руководящие его функционированием. Эту особенность подмети­ли еще младограмматики. Так, например, палатализация изменяла заднеязычные г, к, х в шипящие — ж, ч, ш. Так возникли формы рука — ручка, нога — ножка и т. п. В современном русском языке возможна форма ткет, а не тчет (от глагола ткать).

Язык проявляет двоякую зависимость своей эволюции; с одной стороны, от среды, в которой он существует, а с другой — от внутреннего устройства и механизма функционирования.

Несмотря на разнообразие причин, вызывающих языковые изменения, им всем присуща одна примечательная особенность: наряду с тенденцией к изменению и совершенствованию языка постоянно прослеживается мощная тенденция к сохранению языка в состоянии коммуникативной пригодности, которая нередко сказывается в противодействии начинающимся преобразованиям. Всем процессам перестройки в языке противостоят процессы торможения, направленные на закрепление и консервацию имеющихся языковых средств и препятствующие наступлению перемен. Данная тенденция консервативности — социально положительная черта языка, поскольку она обеспечивает культурную связь поколений. С консервативностью связаны особые темпы развития языка, неодинаковые для разных участков его строя — фонетики, лексики, грамматики. Так, например, существенные изменения в лексике происходят каждые 5 лет, а заметные изменения в синтаксисе — через 100 лет. В этом проявляется специфика характера динамической устойчивости языков, позволяющей при значительных изменениях в отдельных частях системы сохранять, тем не менее, устойчивость в течение дли­тельного времени.

Развитие — это непрерывная протяженность однородных явлений, находящихся в непосредственной причинной зависимости.

2. Противоречия как источник развития языка.

Изменчивость языка — и предпосылка, и результат речевой де­ятельности, условие и следствие нормального функционирования языка. Следовательно, язык представляет собой целостное единство устойчивого и подвижного, стабильного и меняющегося, статики и динамики.

Данная двойственность коренится прежде всего в причинах функционального порядка: она связана с его ролью и положением в человеческом обществе. С одной стороны, чтобы удовлетворять новым потребностям, постоянно возникающим в человеческом об­ществе в связи с общим прогрессом науки, культуры и техники, язык должен не только воспроизводиться, но и, приспосабливаясь к но­вым потребностям, видоизменяться. Ни одна сторона языка не осхается в конечном счете вне обновления и вне совершенствования. С другой стороны, все подобные наступающие сдвиги должны быть не только социально мотивированы и апробированы, но и социаль­но ограничены. Интересы общества требуют, чтобы никакие пре­образования, происходящие в языке, не нарушали возможностей взаимопонимания между членами коллектива, принадлежащими к разным поколениям или социальным группировкам. Преемствен­ность поколений выступает поэтому как сила, препятствующая на­ступлению каких бы то ни было резких скачков и внезапных карди­нальных перемен. Языковые изменения совершаются постепенно, эволюционно.

Если бы мы употребляли термин язык только в таком широчайшем значении, мы не могли бы ставить вопроса о всеобщем языке. Зачем он нужен, если уже теперь существует «только один человеческий язык на всех широтах» и он «служит могучим средством объединения всех борцов за мир, демократию и социализм»? Но если встретятся единомышленники, говорящие на разных языках, не имеющие ни общего языка, ни переводчиков, то окажется, что «язык вообще» их вовсе не объединяет, это абстракция, а конкретно существуют разные языки, и они не общают разноязычных, а разобщают.

Вскрыв в термине язык два лингвистических значения и имея в виду значение конкретное, можно утверждать, что язык в своей главной функции представляет собой единство противоположностей: средство общения - средство разобщения.

Когда мы слышим речь на непонятном языке или раскрываем на непонятном языке книгу, особенно, если непонятен в ней алфавит, мы не можем сказать, что воспринимаемый нами зрением или слухом язык представляет и для нас средство общения.

Язык не служил средством общения между командой одного норвежского судна и французским врачом, который был вызван на это судно к заболевшему матросу, но не мог оказать ему медицинской помощи, поскольку не понимал ни слова по-норвежски, а из норвежских моряков никто не понимал по-французски; больной матрос умер, а потом оказалось, что нужное для его спасения лекарство имелось на корабле (драматический случай, описанный в интерлингвистической литературе).

Среди нескольких тысяч живых языков немало таких, на которых говорят лишь немногие сотни и даже десятки людей. В «Имперском географическом справочнике по Индии» за 1911 г. упоминались языки, на которых говорило всего несколько человек: тайронг - 12 человек, кабуи - 4, нора - 2, андро - 1 человек. Когда носителем вымирающего языка остается в живых один человек, функция общения этого языка сводится к нулю.

Всякий живой язык можно рассматривать с двух точек зрения, в двух планах: во-первых, в плане его движения в пространстве, его распространения, широты выполняемых им функций; во-вторых, в плане его движения во времени, его развития, его качеств. Элементы качества и количества нельзя отрывать друг от друга, они представляют собой диалектическое единство, равно как форма и содержание.

Другое основное противоречие в языках - это противоречие между старой формой языка и его новым содержанием. «Ни в одной области не может происходить развитие, не отрицающее своих прежних форм существования», - указывал Маркс. Специфика языка, его функционирования, его жизни такова, что существующие языки не могут в более или менее короткий срок «очистить место» для более высокой формы языка: они будут жить еще очень долго, уживаясь с языком всеобщим, и лишь в отдаленном будущем могут постепенно уступить ему место, если он будет действительно и общепризнанно гораздо более совершенным, чем языки, основы которых были заложены в далеком прошлом.

Содержание языка есть то, чтo он выражает, форма языка - то, как он это выражает.

Несоответствие между содержанием и формой многих слов заметили еще ученые классической древности, учившие об аномалиях в языке. Древние философы считали аномалией такие факты языка, как, например, слово женского рода черепаха, означающее и самку и самца. Прошли тысячелетия. Но мы, как и древние, говорим черепаха о самке и самце, говорим белка или дятел, не различая в большинстве наименований животных и птиц их пола, хотя иногда это нужно или желательно. И еще много, очень много всяких и более существенных недостатков и пережитков отягчают существующие языки, возникшие в основном в течение тех 700-800 тысячелетий эры первобытно-общинного строя, когда человечество вообще не знало цивилизации: не обрабатывался металл, не было письменности ...

Форма каждого языка эволюционно как бы «стремилась» - по мере своих возможностей - наилучшим образом выражать прогрессирующее содержание, быть в соответствии с ним и с законами мышления. Постепенное и частичное преодоление несоответствия между ними было источником развития языков, в частности и в особенности роста их лексического состава. Но в конце концов старая форма исторических языков, лишь незначительно обновившаяся на протяжении последних эпох, равно как и в нашу бурную эпоху, и их содержание, во многом расширившееся, обновившееся, пришли в такое противоречие (еще далеко не всеми замечаемое), которое должно быть преодолено радикальным, революционным путем, путем скачка-революции. Однако это вовсе не значит, что такой скачок возможен в существующих языках. Он возможен в языке в самом широком значении этого слова - в языковом развитии общества, в которое войдет и практическое решение проблемы всеобщего языка.

Среди лингвистов, как и среди философов и социологов, давно утвердилось мнение, что революция в национальных языках невозможна. Например, Фердинанд де Соссюр, констатируя, что «фактически всякое новое общество знает и всегда знало язык только как продукт, который унаследован от предшествовавших поколений и должен быть принят таким, как он есть», указывал на «невозможность в нем революции. Из всех общественных установлений язык представляет наименьшее поле для инициативы» (хотя и бывает, что язык того или иного народа в какие-нибудь несколько лет испытывает значительные превращения) .

Правы ли ученые, рассуждающие так, как де Соссюр? Да, конечно. Но они неправы, если сводят языковое развитие общества к существующим языкам и, отрицая возможность революции в них, отрицают вместе с тем возможность революционного решения проблемы общечеловеческого языка.

Если оперировать термином язык, но совершенно не делать различия между абстрактным и конкретным значениями его, исключать из языкового развития человечества реализацию идеи всеобщего языка, то как применить к языку тезис о скачкообразном переходе от одного качественного состояния в другое?

Если иметь в виду существующие языки, то скачками в их развитии можно называть переход от бесписьменного их состояния к литературному - от первой степени искусственности ко второй такой степени, от языков народностей к языкам наций. Но ни один из этих скачков, даже совершаемых в короткий срок в условиях социализма, не был революцией в языке.

3. Сознательное воздействие общества на развитие языка

Как писал В.Гумбольдт, "язык есть обязательная предпосылка мышления и условиях полной изоляции человека. Но обычно язык развивается только в обществе, и человек понимает себя только тогда, когда на опыте убедится, что его слова понятны также и другим людям" (Гумбольдт В. Избранные труды по языкознанию. М.: 1984. С.77). "Речевая деятельность даже в самых своих простейших проявлениях есть соединение индивидуальных восприятий с общей природой человека", - писал основоположник языкознания (там же).

Язык и общество тесно связаны друг с другом. Как не может быть языка вне общества, так и общество не может существовать без языка. Их влияние друг на друга взаимное.

Отметим основные направления влияния общества на язык:

связь происхождения языка с возникновением человеческого общества;

социальная обусловленность развития языка;

социальное расслоение языка;

социальные компоненты в структуре языковых единиц;

сознательное воздействие общества на язык и его функционирование.

Происхождение языка было вызвано общественной потребностью. Средство общения, а именно таким средством является язык, не могло возникнуть вне общения, вне общественных отношений. Главное в процессе происхождения языка - становление членораздельной речи, разграничение звуков и закрепление за ними четких смыслов.

Социальную обусловленность развития языка не следует понимать как прямое отражение в языке всех общественных событий или как наличие социальных причин у каждого факта изменения языка. Социальные факторы воздействуют на язык не прямолинейно: они могут ускорять или замедлять темп языковой эволюции, способствовать перестройке отдельных участков языковой системы.

Ярким примером влияния общества на язык является социальное расслоение языка. Правда, в социальной дифференциации языка получает отражение не только и не столько современная структура общества, сколько предшествующие его состояния (поскольку темп развития языка отстаёт от темпов развития общества).

В социальной структуре современного национального языка выделяются:

литературный язык;

территориальные диалекты;

городское просторечие;

профессиональные и социально-групповые жаргоны.

Социальные компоненты в структуре языковых единиц существуют потому, что язык служит средством описания и самого общества. Так, слова, обозначающие общественные явления, тем самым содержат в себе социальный компонент.

Помимо не зависящего от воли отдельных людей влияния общества на язык возможно и сознательное, целенаправленное воздействие государства (и общества в целом) на развитие и функционирование языка - языковая политика. К ней относится создание лингвистами нормативных словарей и справочников, пропаганда языковых знаний и культуры речи в средствах массовой информации.

Влияние языка на общество изучалось значительно меньше. Сам факт такого влияния нередко вызывал сомнения. Трудно, однако, представить, что основное средство мышления, оформления и распространения информации в обществе является неким незаметным инструментом, никак не влияющим на общественную жизнь.

Более того, результаты политологических и социологических исследований заставляют задуматься над тем, как формируется отношение различных общественных групп к тем или иным событиям. Анализ показывает, что это отношение во многом зависит от уровня понимания социальными группами функционирующих в обществе актуальных словесных знаков. Многие общественные проблемы решались бы эффективнее при наличии в обществе большего взаимопонимания. Это взаимопонимание не появится в результате благих пожеланий и призывов к общественному согласию, оно может появиться при сближении языкового опыта и совершенствовании языковой способности членов различных общественных групп.

Язык играет очень существенную роль в общественной жизни, является основой взаимопонимания, социального мира и развития. Он обладает организующей функцией по отношению к обществу.

6. Внутренние законы развития языка (общие и частные).

Вопрос об историческом развитии конкретных языков часто связывают с историей общества, ибо язык существует и развивается до тех пор, пока он является средством общения. Однако язык развивается не по общественным законам, а по своим собственным. Обслуживая общество на разных этапах его развития, язык проявляет самостоятельность, поскольку подчиняется объективным законам своего внутреннего развития.

Внутренние законы языка отражают взаимосвязь изменений во всех звеньях языковой структуры. В связи с тем, что структуры языков различны, законы бывают общие, т. е. свойственные всем языкам, и частные, которые характерны для отдельных языков, поскольку отражают закономерности в развитии отдельных уровней конкретных языков.

К общим лингвистическим законам, обусловленным природой языка, учёные относят:

1. Закон эволюционного развития структуры языка. Действительно, в развитии языка не бывает скачков, взрывов: изменения происходят незаметно, путём появления элементов нового качества, временного сосуществования элементов нового и старого, а в дальнейшем постепенного выхода из употребления старых явлений.

Необходимо отметить, что в лингвистике понятие эволюции языка, механически перенесенное А. Шлейхером в XIX веке из биологии и представленное в виде смены таких периодов развития языка, как рождение, созревание, расцвет, упадок, вызвало резкую критику, что привело даже к запрету рассмотрения вопроса о происхождении языка на собраниях Парижского лингвистического общества (1866 г.). Между тем в ХХ столетии интересные наблюдения, касающиеся эволюции языка, были сделаны А. Мейе, Э. Сепиром, О. Есперсеном, но они остались незамеченными, в связи с переключением внимания лингвистов на изучение системной организации языка.

Современные исследователи настаивают на необходимости объяснения причин изменений языковых систем, т. к. «…не достигнув подлинного понимания процессов развития, лингвистика проигрывает столько же, сколько потерял бы биолог, не знающий, что биологические виды возникли в результате эволюции» [Б.Х. Бичакджян 1992: 123–134].

2. Закон неравномерного развития разных ярусов языковой системы. Отдельные языковые ярусы (уровни): фонетический, лексический, морфологический, синтаксический – характеризуются различной степенью устойчивости. Например, изменения в фонологической системе более интенсивны в древний период и в период становления языка народности; многие фонетические процессы в языках индоевропейской семьи были вызваны заменой музыкального ударения сильным экспираторным, между тем в современных языках фонетические изменения почти не отмечены.

В то же время лексика – наиболее подвижный ярус, тесно связанный с жизнью общества, поэтому изменения в ней происходят постоянно: старые слова отходят на второй план, появляются новые лексические единицы или новые значения уже существующих, из других языков заимствуются слова, выражающие новые понятия. Причём учёные отмечают, что прирост слов всегда превышает их убыль.

3. Закон аналогии (от греч. analogia – соответствие) – уподобление, вызванное влиянием одних элементов языка, образующих более продуктивную и более распространенную модель, на связанные с ними другие элементы, более редкие и малочисленные» [Розенталь Д.Э., Теленкова М. А.: 17]. Каждый новый факт языка включается в языковую систему по существующим моделям, например: в русском языке заимствованное слово принимает категорию рода, склонения, даже если эти категории отсутствуют в языке-источнике; образование новых слов идет по существующим моделям и т. п.

Значительно больше частных законов развития языковой системы, которые отражают изменения в том или ином ярусе конкретных языков. В качестве примеров можно привести фонетические законы ассимиляции, аккомодации, диссимиляции, редукции, сингармонизма и многие другие. В каждом конкретном языке существуют свои законы сочетаемости фонем, морфем, лексем и других единиц.

ТЕМА 3

1.Три аспекта звуков речи.

Фонетика различает в звуке речи три основных аспекта – артикуляционный (артикуляторный), акустический (физический) и функциональный (лингвистический).

Артикуляционный аспект фонетики связан с такими нелингвистическими дисциплинами, как анатомия и физиология речеобразования и восприятия. Объектом изучения здесь является речевой аппарат, его устройство и функции отдельных его частей. (Материал, относящийся к данному вопросу, прорабатывается студентами самостоятельно по фонетическому разделу любого учебника введения в языкознание).

Акустический аспект фонетики, связанный с областью физики, занимается изучением акустики речи – раздела общей акустики, исследующей структуру речевого сигнала, систему автоматического синтеза и распознавания речи. Рассматривая звуки речи в акустическом аспекте, выделяют такие их характеристики, как высота, сила, тембр звука, тоны и шумы, резонанс и т.п. (Материал, относящийся к данному вопросу, как и к предыдущему, прорабатывается студентами самостоятельно).

Функциональный аспект фонетики является ведущим, основополагающим, поскольку он изучает структурные и функциональные закономекрности звукового строя языка.

Отсутствие ориентации на функцию звуков речи у акустического и артикуляционного аспектов фонетики и наличие такой ориентации у лингвистического ее аспекта дают основание для подразделения фонетики на собственно фонетику и фонологию. Фонология на правах функциональной фонетики входит в состав микролингвистики наряду с такими дисциплинами, как морфология, лексикология, дериватология (учение о словообразовании), синтаксис и др.

2. Акустические характеристики звуков.

Характеризуя звуки с точки зрения акустических свойств, прежде всего говорят о высоте (определяется частотой колебаний воздушных частиц), силе (определяется амплитудой колебаний) и тембре (создается сочетанием разных колебаний) звука. Мы уже не раз отмечали, что каждый звук – сочетание очень многих колебаний, самые существенные из них, определяющие тембр звука, называются формантами. Следовательно, от частоты и силы этих формант зависит и определение звука. Акустическая классификация так же, как и артикуляционная, исходит из дихотомического принципа, причем в одну группу могут входить и гласные и согласные. Итак, все звуки в русском языке делятся на:

1) вокальные (образуемые тоном или при его значительном участии тона): все гласные и все сонорные, невокальные (образуемые шумом или при подавляющей доле шума): все шумные согласные;

2) консонантные (от лат. consonans – согласный звук) характеризуются небольшой силой, а следовательно, небольшой слышимостью): все согласные, неконсонантные характеризуются большей силой, чем консонантные: все гласные;

3)высокие: гласные переднего ряда [э], [и], переднеязычные согласные [с], [з], [ж], [ш] и среднеязычный согласный [j], низкие: гласные среднего и заднего ряда [а], [о], [у] [ы], губные согласные [м], [в], [ф], [п], [б] и заднеязычные согласные [г], [к], [х];

4) компактные (их форманты сравнительно недалеко отстоят друг от друга): гласные нижнего и среднего подъема [а], [э], [о], переднеязычные согласные [с], [з], [ж], [ш], среднеязычные [j] и заднеязычные [г], [к], [х]; 5) диффузные (от лат. diffusio – распространение, растекание, их форманты далеки друг от друга или от центра речевого спектра): гласные верхнего подъема, [и], [ы], [у], губные согласные [м], [в], [ф], [п], [б] и зубные [с], [з], [л], [н], [т], [д], [ц] ;

6) диезные (от гр. diesis – полутон; диез - музыкальный знак, обозначающий повышение звука на полтона): мягкие согласные [п'], [б'], [т'], [д'], [к'], [г'] и др., так как у них хотя бы одна форманта из сочетания многих колебаний, составляющих звук, выше, чем у соответствующего недиезного звука; недиезные: твердые [т]. [д]. [с], [з], [н], [л] и др.;

7) бемольные (от итал. bemolie – муз. знак, обозначающий понижение на полтона): огубленные гласные [о], [у] и согласные, стоящие перед этими гласными, так как у них хотя бы одна форманта из сочетания многих колебаний, составляющих звук, ниже, чем у соответствующего небемольного звука; небемольные: неогубленные гласные [а], ]э], ]и], [ы] и согласные, стоящие перед ними;

8) прерванные (звуки, у которых начало характеризуется большим расходом энергии, который затем не возрастает): все смычные согласные [п], [т], [н] и др., непрерванные: гласные и щелевые согласные [л], [с], [ж], [х] и др.;

9) резкие (звуки, характеризующиеся неоднородностью расхода энергии на протяжении звука): аффрикаты [ц], [ч], дрожащие [р], [р'], нерезкие: щелевые [j], [в], [с], [л] и др., носовые [м], [н], [м'], [н'], взрывные [к], [г], [т], [б] и др.;

10) звонкие (в их образовании участвует голос): все гласные и согласные [р], [л], [м], [н], [j], [б], [в], [г], [д], [ж], [з], глухие (в их образовании не участвует голос): [с], [т ], [х ], [ч], , [ш], [ц], [ф ].

Давая акустическую характеристику звуков, мы пользовались характеристикой артикуляционной. Можно сделать и обратный перевод, что доказывает системность этих понятий.